пУТИН — Полное Уничтожение Территорий И Народов!

Правый сектор (№3183)

Откровения Правого Сектора. Не так страшен черт…

Откровения Правого Сектора. Член политсовета “Правого сектора”Олег Однороженко дал интервью Интерфаксу.

Следует почитать в Крыму и на Востоке Украины, где медиа последователи Киселева из Правого Сектора делают жупел.

Эксклюзивное интервью агентству “Интерфакс-Украина” члена политсовета “Правого сектора”, главного идеологического референта “Социал-национальной ассамблеи” и “Патриота Украины” Олега Однороженко

Вопрос: “Правый сектор” стал настоящей страшилкой для населения юго-восточной Украины, даже страшнее, чем когда-то была “Свобода”…

Ответ: Законопослушным гражданам ни в Киеве, ни во Львове, ни в Крыму ничего не угрожает – никаких посягательств на культурные, имущественные или языковые права не будет. А вот должностным лицам, которые делают сепаратистские заявления, призывают иностранные страны вмешиваться во внутриукраинские дела, придется нести ответственность. Конечно, это не должно приобретать признаки массовых репрессий, скорее всего будут какие-то “точечные удары”. Например, Г.Кернес, М.Добкин, В.Константинов должны быть наказаны, а подавить такие тенденции на корню – это уже задача украинских спецслужб и новоназначенных министров силовых органов, а не “Правого сектора”.

В то же время нет никакого смысла проводить репрессии по отношению к населению Крыма, потому что там живут такие же люди, как в остальных регионах Украины.

Для раскачивания ситуации сейчас нет никаких оснований – на Майдане боролись не за то, чтобы привести политиков, которые еще вчера были в правительствах у предыдущих недемократических президентов. И не за то, чтобы начать кого-то угнетать. Революция проходила для того, чтобы строить украинское государство на нормальных основах, где человек будет себя чувствовать защищенным и иметь возможности для развития.

Сейчас первоочередная задача – убить на корню коррупцию, провести люстрацию (хотя термин не очень точный – в нашем случае под этим определением имеется в виду недопущение к власти людей, которые замарали себя коррупционными, аморальными или незаконными действиями). Это в интересах всей страны, а не какого-то отдельного региона. У Украины сейчас есть колоссальный шанс для саморазвития и его надо использовать.

Вопрос: Но в Крыму, где ситуация сейчас самая острая, все чаще звучат заявления, что скоро приедут “бандеровцы”. Вы правда собираетесь туда?

Ответ: ”Правый сектор”, конечно, всегда был и будет на передовой защиты украинских национальных интересов. Но дело в том, что сейчас для эскалации ситуации и силовых действий в Крыму объективных оснований нет.

На самом деле основная масса населения Крыма дезориентирована – во-первых, российской пропагандой, которая заинтересована в отторжении украинских территорий. А, во-вторых, нечистоплотными политиками, которые делали эти сепаратистские заявления. Необходимо просто нанести “точечные удары” по этим зачинщикам недовольства.

Вопрос: Но силовые действия ведь уже начались – захвачен Верховный Совет АРК.

Ответ: Необходимо сначала разобраться, кто это сделал. Есть информация, что это сделали “силовики”, и очень вероятно, что при российской поддержке. А это уже вмешательство иностранного государства, такому должен быть дан жесткий отпор.

Вообще, в Кремле наговорили уже очень много для того, чтобы Украина начала вести себя жестко – как минимум денонсировать харьковские договоренности. Потому что Россия повела себя не то что недружественно, а просто враждебно в ситуации с Крымом. И у Украины есть все основания апеллировать к собственному народу и международному сообществу с просьбой утихомирить недобросовестных соседей.

Вопрос: Много говорят о возможном участии членов “Правого сектора” в структурах нынешней власти. Насколько это соответствует действительности?

Ответ: Мы не хотим принимать участие во власти, по крайней мере, такая позиция у “Патриотов Украины” и “Социал-национальной ассамблеи”. Ибо, будучи обремененным властью, необходимо нести ответственность и тогда не будет права на принятия кардинальных решений.

Тем более, мы не хотим быть простыми статистами, где определенные политики смогут прикрываться нашим именем. Конечно, если нам будут делегированы какие-то отрасли, где мы сможем принимать решения и отвечать за них, то тогда смысл идти есть. Но в ближайшее время пока не планируем.

Однако мы будем наблюдать за этой властью. Затем пройдут президентские, а потом и парламентские выборы, в которых примем участие – депутатов будем выдвигать однозначно. И отталкиваясь от того, насколько нам будет проявлено доверие, будем принимать участие в формировании власти и требовать, чтобы отдельные сферы были закреплены за нами.

Участие же в нынешнем правительстве считаем нецелесообразным.

Вопрос: То есть назначение лидера “Правого сектора” Дмитрия Яроша не решено?

Ответ: Я не знаю насчет Яроша. С другой стороны, СНБО – это своеобразный госорган. На контролирующие должности мы, конечно, будем продвигать достойных людей, и не только из нашей среды, а независимо от их партийной принадлежности – только руководствуясь принципами профессионализма и патриотизма.

Например, мы будем требовать у Верховной Рады, чтобы должность омбудсмена занял Николай Коханивский. Он возглавляет Комитет освобождения политзаключенных, сам пострадал от пенитенциарной и правоохранительной системы – лично принимал участие в протестах на Майдане, где и получил ранения, являясь сотником 1-й сотни ОУН. Этот человек может реально, а не на словах, защищать всех людей, их гражданские и человеческие права. Коханивский не является членом нашей организации, однако он действительно профессионал и всей своей жизнью доказал то, что лучшей кандидатуры в Украине просто не существует. Это понимают все, и мы будем очень удивлены, если Верховная Рада не проголосует за эту кандидатуру.

Вопрос: Не помешает ли радикальный имидж “Правого сектора” в походе во власть?

Ответ: В “Правом секторе” есть разные организации, это объединение пока еще достаточно аморфное. Могу отвечать за ее основную составляющую – “Социал-национальную ассамблею” и “Патриот Украины”: мы выступаем за порядок в Украине, а не за хаос. Нам также не нравится происходящее на улицах, когда происходят самозахваты, грабежи и т.д. Конечно, мы прилагаем максимум усилий, чтобы положить этому конец. В Украине должен действительно быть порядок, дисциплина и иерархия. Мы всегда об этом говорили, так строилась наша организация и на этой же основе планируем строить Украину. Никакой анархии, никакой “махновщины” быть и близко не должно.

Конечно, сейчас органы госвласти и силовые структуры развалены, и в этой куче проблем мы не можем справиться со всем. Но по мере накопления определенного опыта придем к наведению порядка во всех отраслях. И если даже мы не будем представлены во власти, то будем контролировать государственные органы – к ним у нас много вопросов, насколько эффективно они будут выполнять обещания.

В конечном итоге мы хотим взять власть в Украине в свои руки. Потому что нас абсолютно не устраивает ситуация 20-летней истории Украины, во многих вопросах нас не устраивает позиция нынешней власти, которая была раньше оппозицией. Но мы будем ее поддерживать для установления порядка в стране, при этом жестко ее контролируя. Дальше же берем участие в выборах, приходим к власти и решаем вопросы государственного устройства с точки зрения нашего видения.

Дмитрий Ярош: "Мы вернем Крым. Я в этом убежден"

Лидер «Правого сектора» считает, что стереотипы об организации распространяет российская пропаганда

Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош дал интервью «34 каналу» и рассказал, что думает о Донбассе и ситуации в Крыму.

- В Донецке и области крайне негативно относятся к идеям «Правого сектора». Как вы относитесь к этому и что можете сказать дончанам?
- Я думаю, что существуют определенные стереотипы, которые, в первую очередь, внушены российской пропагандой. Они не отвечают действительности. «Правый сектор» - не та организация, которая представляется в средствах массовой информации России, а эти СМИ имеют большое влияние в Донецком регионе, южных областях Украины и т.д.

- Как вы намерены сломать эти стереотипы?
- За счет мощной пропагандистской кампании. В первую очередь, за счет действий, отвечающих интересам граждан Украины, которые живут  в Донецкой области.

- То есть, вы собираетесь поехать в Донецк?
- Конечно.

- В рамках «Поезда дружбы», который вы собирались отправлять в Крым до событий 16 марта?
- На Крым ехали автобусы с гуманитарной помощью. Они, к сожалению, не доехали туда в связи с тем, что их остановили блок-посты российских войск на Перекопе. Но эта гуманитарная помощь была распространена среди военнослужащих украинской армии.

- Вас приглашают в Донецк? На какой прием вы рассчитываете?

- Донетчина - это наша земля, украинская земля. Поэтому мы рассчитываем на  нормальное общение с людьми. Мы поедем туда для того, чтобы ответить на те вопросы, которые стоят перед гражданами.

- Вы поедете туда с оружием?
- Нет.

- А как вы планируете строить диалог с теми же шахтерами?
- У нас нет проблем с диалогом с шахтерами. Я сам родом с Днепропетровщины.

- Вы общались когда-нибудь с людьми, которые спускаются под землю?
- Более того, например, в Угледаре, который находится недалеко от Донецка, есть профсоюз шахтеров-бандеровцев, который действует много лет. Не так все просто в Донецкой области. Те же шахтеры в 1989, 1990 гг. сыграли большую роль в том, чтобы Советский Союз развалился, и Украина была независимой страной.

- Вы говорите, что вы едете без оружия. Значит, вы едете туда с какими-то идеями…
- Мы будем предлагать нашим согражданам с Донетчины реформирование всех отраслей общественно-политической жизни в Украине. Мы будем предлагать определенные социально-экономические программы развития, в том числе Донецкого региона. Мы будем говорить о закреплении права людей говорить на том языке, на котором они считают нужным говорить в быту. Мы будем говорить о том, что никакой насильственной украинизации на Донбассе или в других областях не будет. Мы будем говорить о том, что нужно наладить контакты между регионами: между Западной Украиной, Востоком и Югом нашей страны. Мы будем объединять Украину и украинцев независимо от того, на каком языке они говорят, и каких политических взглядов придерживаются. Лишь бы эти взгляды не были антигосударственными по своей сути.

- Виктор Янукович стал Президентом благодаря своей программе, в которой была заявлена политика сближения с Россией и предоставление статуса второго государственного русскому языку. Как вы думаете строить отношения и диалог с теми людьми, которых не меньше, чем тех, кто ратует за Евросоюз?
- На мой взгляд, ситуация очень сильно изменилась, в том числе и на Донбассе.

- Ситуация изменилась, но количество этих людей не изменилось, и они не изменили своего мнения.
- «Правый сектор» не выступал и не выступает за вхождение Украины в Евросоюз. Мы считаем, что Украина должна быть субъектом, а не объектом геополитики. Мы выступаем за внеблоковый статус нашей страны. Мы выступаем так же, как и шахтеры Донбасса, против того, чтобы у нас были расположены базы НАТО, и чтобы Украина была членом НАТО.

- У Украины и так внеблоковый статус.

- Нужно его подтвердить. Именно на этих позициях нужно стоять. Мы считаем, что украинцы достаточно сильная нация, чтобы самим строить свое будущее. Украинцы много столетий боролись за свой суверенитет, и отдавать его на Восток или на Запад нет никакого смысла.

- Как сделать так, чтобы ситуация в Крыму не повторилась в Донецке и вообще на Востоке?
- Даст Бог, не повторится, потому что на Донбассе нет стольких дестабилизирующих факторов. Мы даже видим это по массовым пророссийским акциям, которые не столь мощны, как в Крыму. Кроме того, нынешнему правительству необходимо сделать все для того, чтобы ситуация была стабильной, чтобы мир и покой был не только на Донбассе, но и во всех регионах Украины.

- Ваши методы убеждения не всегда мирные. Вы думаете, что это принесет стабильность в регион?
- «Правый сектор» прибегал к силовому противостоянию только в крайних случаях. Мы реализовывали право народа на восстание, которое закреплено в уставных документах ООН. Когда власть порождает несправедливость, когда она грабит свой народ, народ имеет право на восстание. Мы не считаем, что силой можно все решить. Если бы не диктаторские законы 16 января, которые были приняты большинством тогдашней Верховной Рады, возможно, ситуация не пошла бы именно таким образом. Но история определила иначе.

- У вас есть уже программа визита на Юго-Восток?
- Она разрабатывается. Тур по Украине будет разработан. В первую очередь, я обязательно поеду к себе на родину в Днепропетровск, в Днепродзержинск. А потом уже будем говорить про Донбасс, про Харьков, про южные области Украины.

- Вы намечаете этот диалог, потому что мы увидим Дмитрия Яроша среди кандидатов в Президенты?
- Да.

- Как вы собираетесь ездить в Россию, в Москву, где на вас заведены уголовные дела?
- Для нас сейчас не идет речь о поездках в Россию. Даст Бог, победим на президентских выборах и будем пробовать наладить диалог. Главное, желание России говорить с Украиной. Пока что такого желания не видно.

- «Правый сектор» не собирается сдавать оружие, несмотря на призывы новой власти…
- В то время, как внешний враг топчет нашу землю, аннексирует Крым, пытается дестабилизировать ситуацию на Востоке и Юге Украины, мы выступаем за общее легальное вооружение народа. За создание таких условий, при которых бы российские войска, если они войдут на территорию континентальной Украины, получили бы качественную партизанскую войну во всех областях без исключения.

- Вы считаете, что массовое вооружение украинцев – это нормально? Вы думаете, что у украинцев уже достаточно высокий уровень культуры обращения с оружием?
- Культура обращения с оружием приходит с опытом. При этом мы знаем, что больше всего Россия боится партизанской войны. Все это можно делать в рамках территориальной обороны в рамках действующего законодательства.

- Если не брать сейчас внешнего врага, может возникнуть внутренняя проблема, если раздать людям оружие. Есть же бытовые конфликты… Как вы собираетесь это контролировать?
- Это не будет массовая раздача оружия людям, которые не умеют с ним обращаться или могут его использовать негативным образом. Речь идет о территориальной обороне, о тех людях, которые будут призваны на военную службу, будут находиться в резерве вооруженных сил. Соответственно, у них должно быть оружие, чтобы защищать Родину.

- Тем не менее, если милиция решит принудительно разоружать «Правый сектор»?
- До этого не дойдет, потому что мы ведем переговоры. Сейчас речь не идет о нашем принципиальном несогласии сдавать какое-то оружие. Тем более что у нас его слишком мало, чтобы вести какие-то активные действия. Это в основном трофейное оружие с революции, которое взято под контроль, а также легальное зарегистрированное оружие, которое есть у людей много лет. Мы ведем переговоры с правительством о включении силового блока «Правого сектора» в государственные силовые структуры: структуры Национальной гвардии или территориальной обороны. Я думаю, до конца недели мы решим все эти вопросы.

- Из ваших последних заявлений. Вы сказали, что взорвете российский газопровод, который идет на запад. Как вы видите экономические, экологические последствия для Украины?
- Речь шла о другом. Я говорил о том, что когда будут идти наступательные акции российских войск по всей территории Украины, тогда соответственно нужно реализовывать план по нейтрализации этого враждебного наступления. В том числе шла речь и о газо- и нефтетранспортной системе. Это логичные действия при ведении любых боевых действий. Речь не идет о том, чтобы взорвать любые трубопроводы в мирное время.

- Тем не менее, вы рассчитывали на какие-то последствия. Вы должны были их учитывать, заявляя такое!
- Вывод из строя одной газонасосной станции не будет иметь никаких экологических последствий.

- Это ваше мнение. Спасибо. А как вы относитесь к идее запрета использования любой национальной символики, кроме украинской? Скажем, флагов ЕС, РФ, которые мы видим на митингах?
- Я бы не возражал против такой идеи. Потому что внешнее вмешательство в наши внутренние украинские дела  - это не есть хорошо.

- Почему вы не могли предложить эту идею раньше?
- Это же ваша идея!

- Нет, это не моя идея!
- Я ее услышал. Попробую предложить.

- Как вы видите расцвет украинской экономики и культуры? Как выйти из кризиса?
- На мой взгляд, должно быть реально снижено налоговое давление на предпринимательство. Это одна из ключевых задач нынешнего правительства. Понятно, что подсказывать всегда легче, когда сам не руководишь государством, а стоишь в стороне. Но при этом я вижу, что там есть достаточно экономистов, которые довольно профессионально могут подойти к этому вопросу и решить его. Мы видим нашего побратима, который был на Майдане, на посту Министра культуры. Это нормальный думающий человек, которые выступает за духовное возрождение Украины. Думаю, он сможет много сделать для возрождения культурного потенциала нашего народа.

- Можете ли вы озвучить свое отношение к Украинской православной церкви Московского патриархата?
- Мы выступали и выступаем за единство украинской церкви. Мы знаем, что многие священники Московского патриархата выступают за единство украинской церкви. Будем поддерживать это всеми способами. Последние заявления Московского патриархата против войны, против агрессии России вдохновляют нас как можно скорее решить этот вопрос.

- Сложно сейчас говорить о единстве Украины, учитывая ситуацию в Крыму.
- Мы вернем Крым. Я в этом убежден. Не знаю, сколько времени на это понадобится. Тут трудно быть пророком. Но то, что Украина должна вести последовательную работу в направлении того, чтобы Крым оставался в составе Украины, у меня нет сомнений.

- Желание это одно. Но как повернуть вспять этот процесс?
- Тут есть много факторов: гуманитарный, политический, международный, военный, в конце концов. Россия, как и любая империя, считается только с силой. Соответственно, нам необходимо возродить вооруженные силы, которые последовательно уничтожались режимом Януковича. Чтобы быть объективным, и до него уничтожались тоже. Возрождение вооруженных сил станет психологическим стимулом для ведения переговоров о возвращении Крыма.

- Мы видели, что Крым поддерживал Евромайдан. Никто даже не думал, что там такие сепаратистские настроения.
- Дело в том, что такие движения инспирированы спецслужбами.

- Вы действительно считаете, что 1,5 млн человек русского населения Крыма не хотели союза с Россией?
- Буквально все социологические службы и до отделения, и во время всего процесса оккупации говорили о том, что 60% людей не хотели присоединения к России, соответственно, хотели оставаться в составе Украины. По нашей информации, от наших людей, которые находятся в Крыму: членов «Правого сектора», военных, крымских татар, мы знаем, что не больше 20% крымчан принимало участие в этом так называемом «референдуме». Он абсолютно сфальсифицирован и никаких юридических последствий не имеет.

- А как вы прокомментируете ликующую толпу на улицах Севастополя и Симферополя в воскресенье вечером?
- Речь идет всего лишь о нескольких тысячах человек в Севастополе и Симферополе. Это не показатель, по которому можно говорить, что все крымчане поддержали отделение от Украины.

- На Востоке не случится такого?
- Думаю, нет. Думаю, мы все вместе удержим ситуацию под контролем. И Украина будет соборной.

Євген Трофименко: Заниження рейтингу і маргіналізація опонента як елемент виборчих технологій 2014 року

Видатний український поет і мислитель Євген Маланюк якось зауважив, що демократія – це така форма влади, коли маси думають, що керують самі собою. Думка Маланюка цілком слушна, якщо говорити про ліберальну демократію, в тому числі і про ту суспільно-політичну систему, котра панує у сучасній Україні. Користуючись уже купленими або постійно продажними ЗМІ та різноманітними піар-технологіями, представники великого капіталу легко маніпулюють суспільною думкою. Саме так і твориться так звана «велика політика»: олігархи виділяють величезні кошти на створення власних політичних проектів та їхню «розкрутку», нав’язують суспільству себе або своїх маріонеток у якості «лідерів», щоб потім, дорвавшись до владного корита, лише збільшити власні достатки, а також задовольнити свої амбіції, пиху та себелюбство.

Не є винятком і президентська кампанія 2014 року. Здавалось би, кров героїв Небесної Сотні не була пролитою даремно. Здавалось би, жертви, принесені українським суспільством у революційній боротьбі, мали б змінити ситуацію. Але тих змін, котрі ми хотіли б бачити, непомітно. Замість змагання ідей, спрямованих на продовження Національної революції, ми бачимо змагання політтехнологій. ЗМІ переповнені «джинсою». Добре відомі суспільству представники політично-економічних кланів, ідучи по залитій кров’ю бруківці, намагаються потрапити у таке миле їм президентське крісло…

Про те, що система не хоче змінюватися і не буде терпіти конкурентів, дуже виразно свідчить кампанія цькування «Правого сектору» – політичної структури, народженої самим процесом революційної боротьби. Завдячуючи старанням опозиціонерів, які насправді боялися Національної революції, за бійцями «Правого сектора» від самого початку революційних подій закріпився ярлик «провокаторів». Не зважаючи на це, хлопці робили свою справу, і з часом, після січневих боїв на Грушевського, народ їм повірив. Уже в лютому, особливо після втечі Януковича, «Правий сектор» став лідером суспільно підтримки. Згідно з результатами «закритих» соцопитувань, від 18 до 22 відсотків українських громадян були готовими голосувати за представників «Правого сектора» на президентських та парламентських виборах. Це неабияк налякало старих-нових політиків, і тому, коли ще не встигла засохнути кров на вулицях Києва, на «Правий сектор» полилися тони бруду, котрі далися взнаки – зараз за результатами тих же «закритих» соціальних досліджень рейтинг «Правого сектора» є трішки меншим десяти відсотків.

Однак не брудом єдиним живуть ті, які не хочуть революційних перетворень. Однією із найдієвіших політтехнологій, спрямованих на «знешкодження» «Правого сектора» є свідоме заниження його рейтингу. Мета таких технологій очевидна: переконати симпатиків «Правого сектора» у тому, що Дмитро Ярош хоч і «хороший» («говорить правильні речі» тощо), але «непрохідний», а тому – потрібно голосувати «за менше зло», аби владу не повернули регіонали (про те, що «менше зло», дорвавшись до владного крісла, росте, люди чомусь забувають). Людей, котрі мають більш помірковані симпатії до «Правого сектора», ці політичні технології узагалі мають на меті переконати у тому, що Ярош – «технічний кандидат». Ба навіть більше: мантри про «технічного кандидата Яроша» починають лунати відкритим текстом, «джинса» упевнено покриває простір українських ЗМІ.

Однак існують не менш витончені, аніж фальсифікація рейтингу, технології. Той, хто вміє писати, але не уміє думати категоріями національних інтересів, без проблем напише інформаційне повідомлення, котре свідомо чи несвідомо підштовхне читача до сприйняття «Правого сектора» як маргінальної і «непрохідної» політичної сили. Нахабність цих інженерів суспільної думки часом вражає. Так, в одному з повідомлень про хід реєстрації кандидатів в Президенти був закладений такий алгоритм: спочатку називалися «фаворити», потім – «менш прохідні кандидати», наприкінці – «Дмитро Ярош і Дарт Вейдер». Якщо зорі запалюються, значить це комусь вигідно. Якщо на кампанію маргіналізації «Правого сектора» витрачаються мільйони, значить представники олігархічних кланів дуже бояться цієї революційної сили. Висновки робіть самостійно…

Сьогодні головною стратегією, котрої дотримується стара політична еліта, є стратегія «двох фаворитів». Українців намагаються переконати у тому, що альтернативи старим дискредитованим політикам немає. Очевидно, ні Дмитро Ярош, ні інші претенденти, пов’язані з Майданом, хоч і мають надзвичайно високий рівень народної підтримки, не можуть змагатися з олігархами у площині купівлі ЗМІ, фальсифікацій, поширення бруду і т.д. На усе це потрібні величезні кошти, а ще – брак елементарної моральності. Особисто мені дуже важко уявити Дмитра Яроша, котрий на місце служіння Ідеї поставить брудні технології… Одначе нові лідери володіють двома перевагами. По-перше, вони справжні. По-друге, революційна боротьба не лише прогнала Януковича та його найближчих посіпак, але й змінила мислення людей. Тому можна припустити, що поточні вибори будуть змаганням старого режиму внутрішньої окупації (а вчорашня опозиція була частиною цього режиму) із жаданням по-справжньому революційних змін, боротьбою між зомбуванням населення та умінням думати самостійно, тихою війною між кримінально-олігархічними кланами та народом, котрий прагне бути господарем своєї долі на своїй землі…

__ ви західники! Западенці __! Щоб у вас всіх жопу порвало!! __! Ви ганьбите національність Українця! Ураінец, Російськи та Білорус - ці національна гордість! А що робите ви? Ганьба вам усім! І що? Сьогодні евромайдан, а звтра у вас буде гей-майдан: "За вільну, демократичну і гуманну ЖОПУ! Тепер ми __! Ми в європі! У нас люблять __ в жопу!" - Вот вы кто!Схаменіться! Америка і Європа зробить з вас рабів! Будете як худобу і собаки прочіпованнимі! Вас помітять! Ви будете хробаками в лайні! Якщо и так нелічена, так підіть отримаєте ваші 30 серебрянныкив!!!

«Хохлы» Т.Г.Шевченко 1851 г.

Хохол останется хохлом
Хоть ты пусти ЕГО в Европу
Где надо действовать умом,
Он напрягает только жопу.

И потому-то на Руси
Завещано аж Мономахом:
«Связаться Боже упаси!
С тремя — жидом, хохлом и ляхом».

Коварен жид, хотя и слеп ;
Кичливый лях — похуже бляди,
Хохол же — съест с тобою хлеб,
И тут же в суп тебе нагадит.

http://www.maydan-online com/index.php?topic=77.0

СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 10.33.0 (PHP 8.2.12)